Browse results

Author: Irina Takala

Аннотация

В статье анализируется дискурс внутрипартийной оппозиции в документах органов безопасности 1924–1929 гг. (обзоры ОГПУ и сводки ГПУ Карелии). Автор приходит к выводу, что тема внутрипартийной оппозиции при наблюдении за политическим состоянием общества даже в разгар борьбы за власть была для ОГПУ и верховного руководства страны периферийной, в отличие от остальных. Документы свидетельствуют о слабости, разобщённости и малой активности внутрипартийной оппозиции на местах и ещё более слабом понимании в обществе происходящих в партии событий. Вместе с тем прослеживающиеся в документах коннотативные изменения слов «оппозиция» и «троцкизм» позволили применять их к 1930-м годам уже ко всем слоям населения и использовать при подготовке общества к Большому террору.

In: Canadian-American Slavic Studies

Abstract

Впервые публикуется полная автобиография историка и общественного деятеля М.М. Карповича (1888–1959), находящаяся в частном архиве его сына, С.М. Карповича. Автобиография, написанная в 1956 г., легла в основу очерка Ф.Э. Мозли, который на долгие годы лег в основу известных биографий Карповича. Пространные комментарии позволяют увидеть ошибки и недоговоренности в автобиографии, повлекшие за собой схожие недочеты в работах об историке.

In: Journal of Modern Russian History and Historiography

Аннотация

Существовавшее с древних времен церковное почитание политического и военного деятеля XIII в. Александра Невского в эпоху реформ Петра Великого оказалось включенным в общую идеологию провозглашенной Российской империи. Обстоятельства переноса мощей князя в новую столицу страны – Санкт-Петербург (1723–1724) – дают основания утверждать, что император пытался придать святому статус покровителя вновь создаваемого русского флота. Установление нового канона иконописного изображения Александра было обусловлено решением государственной власти, но для этого имелись некоторые предпосылки объективного свойства. Временный отказ от нового порядка празднования памяти святого был связан исключительно с правлением Петра II (1727–1730), поскольку у него это вызывало ассоциации с гибелью отца – царевича Алексея. Возврат к установленной Петром I практике празднования, произошел уже при Анне Иоанновне (1730–1740) и в дальнейшем укреплялся вплоть до 1917 г. В новейших научных исследованиях преувеличивается значимость идеологической составляющей толкования политики Александра Невского в исторических трудах М.В. Ломоносова. Анализ содержания показывает, что рассмотрение деятельности князя в этих работах ученого не выделялость чем-то особенным и не имело, в частности, антишведской направленности. В то же время, в художественных и литературных произведениях М.В. Ломоносов, действительно, использовал сравнения древнерусского князя с Петром I, что, безусловно, вписывалось в идеологию Российской империи елизаветинской эпохи.

In: Canadian-American Slavic Studies

Abstract

Предлагаемая вниманию читателей статья посвящена роли председателя iv Государственной думы М.В. Родзянко в решающих днях Февральской революции, 27 февраля – 3 марта 1917 года. Известно, что Родзянко принимал активное участие в Февральской революции, но его участие традиционно считалось вынужденным, а самого председателя последней Думы называли «революционером поневоле». Основанием для этого служили, в первую очередь, воспоминания самого М.В. Родзянко, в которых он всячески подчеркивал, что встал на путь революции исключительно во имя спасения страны от развала и анархии, а династии – от гибели. Автор статьи подверг критике наиболее запоминающиеся и легко воспринимаемые читателями источники: воспоминания Родзянко, участников и современников событий – на основе выявленных и проанализированных им законодательных и делопроизводственных документов. В них Родзянко предстает в качестве безоговорочного лидера февральско-мартовских событий 1917 года.

In: Journal of Modern Russian History and Historiography

Abstract

В статье рассматривается история главных музейных форумов России первых двух десятилетий xx в.: так называемого Предварительного съезда (декабрь 1912 г.), Подкомиссии по вопросам музейного дела и охраны памятников в рамках заседаний Комиссии по созданию Министерства искусств (весна – лето 1917 г.) и Первой всероссийской конференции по делам музеев (февраль 1919 г.). Материалы этих форумов все еще не до конца введены в научный оборот. Их разработка дает возможность не только выявить основные линии развития музейного дела в императорской и раннесоветской России, но и встроить вопросы музейного строительства в общегуманитарный дискурс. Анализ итоговых документов всех трех музейных съездов позволяет сделать вывод о том, что на всех трех конференциях рассматривались аналогичные вопросы, и многие ответы были схожи. Основные дискуссии велись вокруг таких проблем, как формирование административных структур в музейном деле, управление музейными собраниями, их стандартизация, подготовка кадров музейных работников. С 1917 г. особую важность приобретают вопросы охраны памятников историко-культурного наследия, в то время – неотъемлемой составной части музейного дела. Важнейшим элементом Первой музейной конференции 1919 г. стало оглашение Московской декларации, в которой обосновывалась «перегруппировка» музеев.

In: Journal of Modern Russian History and Historiography

Аннотация

Эта статья посвящена «Первому посланию Ивана Грозного Андрею Курбскому» в контексте политической борьбы в России в середине XVII в. В это время происходили важные политические дискуссии о пределах царской власти, некоторые аристократы хотели ограничить влияние монарха, но простой народ был против этого. 2 июня 1648 г. в Москве начались народные волнения против правительства в поддержку сильной власти царя. 10 июня мятежники подали царю Алексею Михайловичу челобитную. В этом документе они излагали свои взгляды на высшую власть и использовали текстовые и идейные заимствования из пространной редакции «Первого послания Ивана Грозного».

In: Canadian-American Slavic Studies

Abstract

Книга петербургского историка Петра Базанова – первый научный и, в то же время, доступный читающей публике обзор жизни и творчества русского эмигрантского мыслителя и ученого Николая Ульянова. На основе широкого круга источников, П. Базанов, постарался воссоздать полную драматичных коллизий жизнь этого человека. Не может не вызвать интереса читателя и серьезный анализ сложного и неоднозначного творчества ученого-публициста. Не со всеми трактовками автора можно согласиться, но результат его работы бесспорен – перед читателем яркий и запоминающийся образ одного из самых спорных и талантливых эмигрантских авторов.

In: Journal of Modern Russian History and Historiography